Большая литературная ошибка Екатерины Великой

Большая литературная ошибка Екатерины Великой

Одна из лучших правительниц государства Российского Екатерина II за всю свою не простую и полную метаморфоз жизнь совершала ошибки крайне редко. И в политике и в любви она всегда точно знала, что делала и что говорила. Да и положение обязывало. Править такой империей, которую она сумела поднять до небывалых высот во всех направлениях – это вам не ворон в парке стрелять, чем очень любил заниматься последний русский император.

Царица была одним из самых образованных людей своего времени. Она сама сочиняла пьесы и мемуары, разбиралась в науках и вела философскую переписку с Дидро. На этом фоне очень удивительным выглядит её рецензия на показанное ей «Слово о полку Игореве».

Некий любитель истории и коллекционер древностей, граф Мусин-Пушкин приволок царице где-то выкопанный им экземпляр драгоценной рукописи 12-го века. Екатерина просмотрела его, и… вернула, сопроводив нелицеприятными словами. Странно, не правда ли?
А вот и нет. Некоторые знания, которыми императрица, несомненно, обладала, и в наше время позволяют крепко усомниться в подлинности сего литературного памятника нашей древности.
Начнём с того, что оригинала этого творения никто никогда не видел. Сам Мусин Пушкин его, почему-то на показ не выставлял, никак этого не объясняя, а после того, как наполеоновские армии захватили Москву, расправил плечи и горячо доказывал, что рукопись сгорела в известных пожарах. Тогда спросим таким образом: Почему истинность «Велесовой книги» отрицается лишь по причине отсутствия подлинника, а «Слово» в этом отношении под сомнение не ставится? Господа историки опять применяют двойные стандарты так, как им выгодно.

Теперь несколько цитат.
«Боян же вещий, если хотел кому песнь воспеть, то растекался мыслью по дереву, серым волком по земле…» Согласитесь, что одно словосочетание прямо-таки режет слух и глаз заодно. Уж очень оно современное. Успокойтесь. Само выражение тут ни при чём, а вот слово «Мысль» появилось в Русском языке как раз в 18-ом веке. В веке 12-ом продукт работы мозга называли другими определениями.

«Шеломы латинские». Шеломы – это ясно-понятно шлемы, а вот откуда они, то есть князья Роман и Мстислав, откопали именно латинские, вот это загадка. В 12-ом веке никто не делил церковь на «православную» и «латинскую», а обзывать так людей с запада, немцев, поляков и других варваров стали опять же веке этак в 15-ом.

«Ты стреляешь с отчего златого престола Салтанов за землями». Это про князя Ярослава. Личность, несомненно, реальная, вот только те, в кого он стрелял, опять же появились лет так через 200-250. А воевать с ними Русь стала ещё позже. Вот ещё пару сотен накинь. Долго же стрелы Ярослава летать умели, да к тому же были оснащены самонаводящейся боеголовкой.

Не стоит шутить, говорят нам учёные историки. «Салтаны» эти вовсе даже не турецкие, а арабские, а те в 12-ом веке уже вовсю лютовали у себя в арабии. Тогда очередной вопрос: А чего Ярослав вдруг поперся к ним воевать? У него, что поближе никого не было, на ком в меткости поупражняться? Да и летописи того времени, подлинные и доказанные, ни словом не упоминают о таком диком его намерении.

«Рассечены саблями калёными шлемы Аварские тобою, ярый тур Всеволод!». Читать такое о наших предках одно удовольствие и гордость. Но как быть с тем, что эти самые Аварцы прекратили своё зловредное существование ещё в 9-ом веке. Это уже, извините, к Джорджу Ромеро с его зомби пожалуйте. Нет, и на Руси всякая нечисть водилась, но вот живые, да ещё и воюющие мертвецы, это ближе к Голливуду, чем к старине нашей седой и уважаемой.

Вот такие вот ляпсусы, или если хотите повежливей, неточности, по словам наших историков, допускали первые представители их науки. Причём неточности такого рода, о которых они просто знать не могли, потому что слов таких не знали. А ведь с самого детства всем нам в школе говорят, что «Слово о полку Игореве» является одним из первых литературных творений Русского народа, доказывающий его разумность и просвещение в те годы, когда в Европе ещё вообще мало кто это умел. Дело благородное, только обманывать не надо. Не красит это ни предков наших, ни современных учёных мужей.
Так может именно это имела в виду Екатерина Великая, когда в непечатных, выражениях, которые не к лицу царице и вообще женщине, объясняла графу Мусину-Пушкину, куда следует засунуть его находку.

Оценить статью:

 

(3 голосов, оценка 7,00)

 

Добавить комментарий